Египет. Дайвинг-сафари на Красном море.

Египет. Дайвинг-сафари на Красном море. Featured

Предыстория.

Впервые я попал в Египет в сентябре 2000 года.
Поехал по путевке в Хургаду.

          Отель, в котором я жил две недели назывался Golden Five.
Меня встречал представитель турфирмы Хамид.
Очень интересный и приятный человек.
На мой первый вопрос, какой автобус за нами приехал и влезем ли мы в него все, Хамид смущённо произнес:
Балшой и зи-и-и-рный!
На рынке Хургады мне дали прозвище Али-Баба.
Сбивал цены в 3-4-5 раз.
В этот первый раз я получил сертификат дайвера по системе PADI.
Красное море поразило меня своим цветом, теплом, нежностью и подводным миром.
Такого разнообразия рыб, кораллов, подводных ландшафтов я до и после не видел нигде.

Во второй раз, о чем и пойдет речь, я отправился на двухнедельное дайвинг сафари с московским дайвклубом «Спрут».
Маршрут: Hurghada-Thistlegorm wreck-Chrisula K-Carnatic-Giannis G-Salem Express-Panorama reef-Brother’s islands.
Прилетели в Хургаду 29 апреля. Нас отвезли на обед и через несколько часов мы были на яхте.
Море Красное было ещё прекраснее, чем в первый раз.
Вечером на яхте был такой дубак, дул походу северный ветер, хотя откуда в Египте север?
Ведь ясно же где холодно там и север.
А Египет это же юг!
Но мы, то плывём на север Красного моря! А-а-а!!! Понятно!
В общем, я замерз как фриц под Сталинградом и на следующий день, когда все нормальные люди отправились на нырялку я слёг от простуды.
Ко мне тут же проявили теплоту и заботу, персонально позвали на ужин, дали миромистин и сказали полоскать носоглотку, когда я прочёл, от чего помогает миромистин на самом деле то возразил: «Это же надо не в носоглотку заливать, а в другие места»!
От всех микробов и вирусов помогает, был ответ.
Вечером, когда все нормальные люди вернулись с дайвинга и за ужином делились яркими и незабываемыми впечатлениями, другие ненормальные люди (вернее один ненормальный) слушали их и диву давались.

На следующий день, оклемавшись от заразы, я погрузился в море.
Моему взору предстал новый, удивительный, прекрасный и неведомый мир!
Коралловые рифы тянулись бесконечно, они переливались всеми цветами радуги и мириады рыб сновали меж ними.
Всплываем. Выходим на декомпрессионную остановку и я вижу как под винтами яхты кружится метровый Наполеон.
Ему с яхты кидают макароны, а он «засасывает» их своими губищами.
Вообще Наполеон рыба очень интересная.

                                                                                                                            Наполеон.

       Дайвер для этой рыбы представляет собой объект, к которому его тянет с непреодолимой силой. В особых случаях при виде дайвера он совсем теряет страх и чувство такта и «лезет в дружбу» не зная меры.
Прижимается к дайверу, трётся о него, даёт почесать за ушком.
Очень жаль, что на таких замечательных и умных рыб разрешена подводная охота.
Поныряв в окрестностях Хургады, мы отправились на юг Красного моря.

Был ночной дайв.
Нас отвезли метров за 100 от яхты и в кромешной темноте выбросили за борт.
Вдали наша яхта светила одиноким огнём и был слышен удаляющийся шум «зодиака».
Я нащупал якорный канат.
Поджав под себя ласты и сжимаясь от холода, я стал думать, как быстро нас обнаружат и съедят морские чудовища, которые в это время должны выходить на охоту.
Да что там монстры, те же акулы проплывая мимо, легко могут отхватить кусочек мяса с тела.
От подобных мыслей я все сильнее прижимал к себе канат, пытаясь стать с ним одним целым.
Инструктор же и лидер по совместительству смеялся и прикалывался.

В ночном, звездном небе прямо над нашими головами пролетел самолет, эффектно заходя на посадку.
Наш лидер воскликнул: «Вон новую партию песчаных и пляжных тварей привезли!»
Вскоре он дал сигнал погружаться и мы, включив фонари, отправились в бездну.
Ночью подводный мир сильно отличается от того что видишь днём.
Метровые, разноцветные скаты все в пятнах как будто они болеют ветрянкой (или скитлстрянкой), лениво лежат на дне.
Крылатки или рыбы-львы распустив во все стороны свои махровые ядовитые иглы парят в толще воды и будучи любопытными от природы пытаются с нами познакомиться.
Подплывают близко и как бы просят «Погладь меня».
Морские ежи невидимые днём, сидящие под основаниями коралловых рифов, ночью же распустив иглы, сидят на дне то тут, то там и медленно, невидимо для человеческого глаза ползают в поисках вкусненького.
Главное пятой точкой на него не сесть, подумал я, ибо иголки у них по форме как стрелы, если засадит, то вырывать только с мясом и с помощью врача.

Идём дальше друг за другом освещая себе путь фонарями.
У лидера не фонарь, а прожектор, которым он пронзает темноту, выхватывая из неё подводных обитателей и кораллы.
После 45 минут ночного подводного приключения мы возвращаемся на яхту.

Далее нас ждал Салем Экспресс.
«В ночь с 15 на 16 декабря 1991 года в Красном море на рифе Hyndman разыгралась крупнейшая морская катастрофа ХХ века. Роскошный пассажирский паром Salem Express, вышедший из Порта-Саида в Саудовской Аравии налетел на коралловый риф всего в 11 км от Сафаги.
От сильного удара открылся доступ в грузовой отсек, расположенный в носу судна и тонны воды устремились во внутрь судна. Корабль, перевозивший по разным данным от 690 до 1000 паломников возвращавшихся из хаджа в Мекку, быстро пошел на дно. Трагедия произошла за несколько минут до полуночи. От полученной пробоины Салем затонул буквально в течение нескольких минут. Спастись удалось только 180 пассажирам. Капитан корабля разделил трагическую судьбу большинства пассажиров.
Крушение «Салем экспресса» считается одной из самых крупных и трагических катастроф в Красном море. Пассажирский паром был выстроен в 1966 году, его водоизмещение составляло 1105 тонн. Длина парома - 100 метров. Сегодня он лежит на дне на глубине 30 метров на правом борту».

Погружаться на паром разрешили спустя несколько лет, дабы выполнить все процедуры и чтобы убрать человеческие останки.
Я в компании дайверов, усевшись в «зодиак» надувную резиновую лодку с мотором, отправились к месту погружения.
Совершив переворот через голову, я оказался в воде и стал стравливать воздух из BCD жилета (компенсатор плавучести).
Тут же затрещало в ушах и во всех воздушных полостях головы.
Я тогда ещё подумал. Зачем столько воздуха в голове? Мозгов бы по больше, а воздух там совсем не нужен.
Я сделал как учили, зажал нос двумя пальцами, напрягся и подул. Отпустило.
И вот я плавно опускаюсь, а перед моим взором открывается величественная панорама.
Огромное судно, покрытое кораллами, лежит на боку. Винты грациозно торчат и рыбы кружатся над судном.
Мы окружили дайвмастера. Он знаками показал идти за ним.
Вот мы подплыли к открытому люку размером метр на метр.

Дайвмастер знаками показывает нам идти за лидером и мы заныриваем вглубь этого величественного рэка.
Флегматично взмахивая ластами и не суетясь идём по узкому коридору. Вокруг ржавые переборки, двери, каюты, поросшие кораллами и снующие туды сюды рыбы.
Вынырнув из другой пробоины идём в другой отсек. Проплывая, по внутренностям парома и наблюдая, как перед тобой машет ластами впереди плывущий, поднимающий толстый слой ила, ржавчины, грязи  которые лежали на полу отсека я видел узкие проходы корабля, сзади меня «шла» девушка, периодически хватая меня за ласты.
Ух, шалунья!
Тут и там торчали двери, детали, элементы обшивки, предметы судового обихода.
Вынырнув из «внутренностей» парома мы пошли исследовать внешнюю часть корабля.
Кружа и зависая в метре, двух над паромом я наблюдал и ощущал весь масштаб и прелесть рэк-дайвинга.

Далее нас ждал знаменитый риф Панорама.
Этот риф славиться сильными течениями и разнообразием подводных форм жизни.
Мы прошли этот риф полный жизни сначала против течения, затем по течению.
Забавно было плыть вдоль рифа, лишь чуть взмахнув ластами, а на поворотах нас заносило, как гоночные автомобили и наоборот приходилось что есть силы работать ластами когда течение было против нас.

На этих рифах случилось ещё одно ночное погружение.
Нырнули. Все было великолепно.
Поднявшись на декостоп и схватившись за свисающий с яхты трос и глядя как моргает стробоскоп своим проблесковым маячком я почувствовал, что мне тяжело дышать.
Что такое? Пронеслось по мозгам.
А, да это воздух в баллоне кончается.
Чего ж делать? Опять пронеслось в мозгу.
Без паники только, как учили.
Где мой партнер? А вон он!
Показывая знаком (характерный провод по горлу ребром ладони, как это делают головорезы) Саше моему дайвбадди что я щас крякну и пойду ко дну.
Он, быстро подплыв ко мне, даёт мне свой резервный регулятор.
Я пытаюсь вдохнуть в спасительную вторую ступень, а ничего нет.
Воздуха то нет.
Выплюнув чужой регулятор я вставляю в рот свой и высасывая из баллона остатки воздуха вишу на декостопе.
Александр видя такое безобразие, быстро выдирает у меня изо рта мой регулятор и вставляет свой.
Снова воздуха нет.
Кое-как отвисевши на декостопе всплываем.

Уже на палубе яхты я задаю сакраментальный вопрос моему бадди «Саня и чего такое было?»
Саша невозмутимо взял регулятор, вдохнул в него. «Мда, не идет чего то?» Потом щёлкнул маленький переключатель, что расположен под загубником, вправо.
«Вот теперь работает» радостно воскликнул он.
На следующий день нам, новичкам, устроили курс из школы выживания.
Отвезли на зодиаке на дальние рифы и выбросив, сказали что приедут за нами ровно через 45 минут, ну как только воздух закончиться так сразу.
Погрузившись, мы обследовали риф, от которого нельзя было оторваться.
Тут откуда не возьмись, появилась огромная черепаха и я, забыв обо всем на свете, погнался за ней.
Она стала уходить на глубину, я за ней.
Чувствую, что меня кто то бьёт по ластам.
Оборачиваюсь.

Это Максим.
Он лихорадочно жестикулирует и тычет пальцами в манометр.
Я глянул в свой.
Глубина 55 метров. Допустимая же глубина погружения для дайвера – 40 метров.
Это значит, что чтобы вывести из организма остатки азота мне нужно будет висеть на декостопе не 3 минуты, а 10.
Зависнув в толще воды и выгоняя из клеток организма «волшебные пузырьки» называемые азотом я почувствовал сопротивление моему дыханию.
Дышаться стало не так комфортно и свободно.
Воздух приходилось высасывать с усилием.
Глянул на приборы.
Манометр показывал 10 бар.
По правилам всплывать нужно когда в баллоне остается воздуха 30 бар, так как нужно ещё этим воздухом надуть жилет (компенсатор плавучести).
Ну думаю, как-нибудь всплыву.
Единственная в нашей компании девушка Лена, у которой также воздух был на нуле, запаниковала и ринулась на поверхность, забыв о декостопе.
«Вот и клиентура для барокамеры» вслух подумал я.
Пробыв на декостопе 7 минут я стал всплывать.
Воздух в баллоне совсем иссяк и надувать BCD жилет было нечем.
Подув изо всех сил, в предусмотренную для искусственного  надува дырочку на инфляторе/дефляторе я с помощью своих могучих лёгких надул жилет до уровня плавучести и стал смотреть на остальных.

Ленка не могла надуть свой жилет как не пыталась.
Она дулась и тужилась изо всех сил, да так, что бульбушки шли у неё снизу.
Мы не могли допустить, чтобы прекрасная дама совсем уж испортила воздух, цвет воды и своё реноме и поспешили к ней на помощь.
Подув каждый в дырочку, мы облегчили Ленкины страдания и стали искать глазами нашу яхту.
Но на горизонте ничего не было.
Один риф торчал одиноко из воды.
Ждём пять минут, десять.
Никого и ничего.
Я говорю, поплыли к берегу?
До берега километра три. Во-о-он он виднеется вдали.
Лена испуганно стала озираться и воскликнула «А вдруг нас бросили как тех пропавших дайверов»?
«Я одна у мамы с папой!» Я слишком молода и красива чтобы умереть вот так!»
Да щас приедут, воскликнул Андрей.
Пока наша четверка дрейфовала в открытом море, я, воспользовавшись ситуацией, стал троллить и подкалывать Ленку, дабы отыграться за её вчерашнее поведение, выразившееся в игривую попытку соблазнить меня, а заодно и Максима.
Ну вот из за рифа появился зодиак!
«Слава всем святым!!!» прокричала Елена.
Поднявшись на яхту, я первым делом спросил у инструктора о том, что я был почти на 60 метровой глубине и как быть с декомпессией то?
Ну и что? Был жизнеутверждающий и безаппеляционный вопрос и ответ.

И вот конечная точка нашего путешествия. Рифы Бразерс.
Нырнув, мы увидели пару гигантских мурен, не менее четырёх метров в длину и 30-40 см в ширину, которые вытянувшись в 2/3 роста своего тела как стражи «стояли» в расщелине кораллового рифа.
Огромное разнообразие жизни, все плавает, ползает и прячется в рифах, кораллы разных форм, видов и оттенков.

Сафари прошло на Ура!!.
Приятная компания. Захватывающий дайвинг. Красивейший и удивительный подводный мир.
Нас кормили по классу люкс, различные первые и вторые блюда, рыба, индейка, блины, яйца, мясо, соки, фрукты, чай когда хочешь, выпечка.
После погружения аппетит был зверский и спали мы как убитые.
Поднимали чуть свет на утренний дайв.
Я нырял по три-четыре раза в день, голова кружилась от азота и впечатлений, было холодно, но мыши плакали и жрали кактус!
Вернувшись в Хургаду, мы отдохнули сутки и вылетели домой!

 

Rate this item

Leave a comment